Заявление Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека

29/06/2018 14:40

Во время двух телефонных разговоров Президентов Петра Порошенко и Владимира Путина, Президент Российской Федерации дал гарантии о допуске меня, как украинского Омбудсмена, к украинским заключенным.

Также МИД Украины направило официальную ноту о посещении мной удерживаемых в тюрьмах РФ и оккупированного Крыма политзаключенных.
Долж
на констатировать, что эти гарантии не были выполнены.
Две недели я нахожусь в Российской Федерации и сделала все, чтобы получить доступ к заключенным.
К сожалению, суд отказал мне в доступе к Роману Сущенко на основании, что его дело еще не рассмотрено судом высшей инстанции.

Дважды, безосновательно, начальник тюрьмы и руководитель Управления исполнения наказаний по Ямало-Ненецкому автономному округу отказали мне в доступе к Олегу Сенцову.
Вчера Уполномоченный по правам человека Т. Москалькова
также отказала на том основании, что я не гражданка Российской Федерации. Было бы странно, если бы украинский Омбудсмен была гражданкой Российской Федерации. Я - украинская крымчанка. Так же как и Олег Сенцов - украинский крымчанин.

Российская Федерация пытается навязать ему силой российское гражданство - как наказание. Странный подход. Гражданство должно быть привилегией, а не наказанием.
Я констатирую невыполнение гарантий Президента В. Путина о предоставлении мне беспрепятственного, без предварительных условий, доступа к украинским политзаключенным.
Я констатирую несоблюдение со стороны Российской Федерации договоренностей, достигнутых в ходе телефонных переговоров президентов.
Я констатирую, что Российская Федерация нарушает международные конвенции по правам человека и собственное законодательство, блокируя доступ Омбудсмена и консулов к политзаключенным.

Я констатирую несоблюдение со стороны Российской Федерации договоренностей, достигнутых в ходе телефонных переговоров президентов.
Я констатирую, что Российская Федерация нарушает международные конвенции по правам человека и собственное законодательство, блокируя доступ Омбудсмена и консулов к политзаключенным.
Я констатирую, что Российская Федерация скрывает истинное положение здоровья удерживаемых украинцев. Ни к одному из них нет доступа независимым гуманитарным организациям, а также Международному Комитету Красного Креста.

Мы не знаем правды об их здоровье. Противоречивые заявления о состоянии здоровья Олега Сенцова заставляют думать, что его могут принудительно кормить. Давать смесь, которая состоит из непонятных и неизвестных веществ. Мы не знаем влияния на здоровье и психику этой смеси. Именно поэтому я настаивала на доступе к Олегу, чтобы воочию убедиться в его состоянии здоровья и какую медицинскую помощь ему оказывают.
От Украины прячут ее граждан.

Я обращалась к русскому офису Международного Комитета Красного Креста с просьбой посетить заключенных. Выражаю глубокое разочарование тем, что мне не удалось встретиться с руководителем офиса и выразить лично это беспокойство.
Украина выражает глубокое разочарование и озабоченность тем, что гуманитарная миссия Омбудсменов, которые должны были посетить граждан в Украине и Российской Федерации, была заполитизирована и заблокирована Россией.

Мы готовы забрать удерживаемых граждан по процедуре экстрадиции.
И в этом нам отказывает Российская Федерация.
Мы стремимся забрать их по политическим договоренностям. Мы готовы передать Российской Федерации 23 россиян, осужденных в
Украине за подготовку терактов, шпионаж и боевые действия. В обмен
на 23 украинцев из российских тюрем.
Мои следующие шаги: Я проинформирую послов стран нормандского формата, Европейского
Союза и США о нарушении:
- международных конвенций, - моего мандата как Омбудсмена - договоренностей Президентов. В ближайшее время я посещу Страсбург, чтобы проинформировать
Комиссара Совета Европы по правам человека о моем недопуске ко всем
украинским заложникам.
Я призывать ее посетить украинцев в тюрьмах Российской Федерации. Также я донесу эту информацию в соответствующие миссии ООН и ОБСЕ. От России мы ожидаем ответа на предложение разблокировать процесс
освобождения заложников и политзаключенных.
Это можно сделать очень быстро, если будет на то политическая воля.